Grigoriy Zagorsky

Приём дантиста.

   В Среду у меня был назначен очередной приём у дантиста. Кажется уже третий.  Никогда ещё мне так долго не чинили зуб. Изначально там стояла коронка, под которой что-то стало нарывать. Надо было её снять и всё проверить. В принципе существовал уже корневой канал с умерщвлением нервом. Так что больно особо не было, хотя и противно.
Collapse )
Grigoriy Zagorsky

Военные сборы лета 1984 года. Часть Восьмая (окончание).

     И вот пришло время сдачи государственного экзамена. Этого момента я очень боялся.  Главное, что вообще экзаменов совсем не боялся и прекрасно их сдавал, но военное дело - совершенно особенный случай. Не то, чтобы я как-то там презрительно относился к военному делу, вовсе нет: нутром понимал, что это всё ж -таки необходимо. Да и сами военные никогда мне не казались смешными недалёкими людьми, как они виделись многим. Просто это всё как-то было очень от меня далеко, хотя и тоже по инженерной части.
Collapse )
Grigoriy Zagorsky

Военные сборы лета 1984 года. Часть Седьмая.

    За полтора месяца у нас было два культурных мероприятия: поход в кино и конкурс песни.  До сих пор помню, что фильмом был "Укрощение Строптивого" с Адриано Челентано и Орнеллой Мути в главных ролях. К Челентано все отнеслись как-то спокойно,а вот по Орнелле все вздыхали потом несколько ночей к ряду. Женщин вокруг никаких не было и их случайное появление вносило переполох в нашу скромную жизнь. Помню как-то в одном из дежурств мой товарищ позвал меня, и ,указав рукой на противоположный край поля, с тоской сказал: "По моему это какая-то девушка там идёт!". Но я по близорукости ничего кроме поля не увидел.
Collapse )
Grigoriy Zagorsky

Военные сборы лета 1984 года. Часть Шестая.

      Другим сильным впечатлением оказалось дежурство в карауле. Это был совершенно особый опыт, хотя бы потому, что целые сутки никто из нас не спал.  Ночью меня в одиночку поставили с автоматом сторожить какой-то научный объект.  Вокруг было темно только возле зданий горел свет фонаря. Я должен был постоянно проходить по кольцу территорию длиной порядка двухсот метров. По разным концам стояли телефоны, проходя мимо них, надо было звонить в часть и докладывать обстановку.  Парень, которого я сменил, посоветовал снять автомат с предохранителя, чтобы не было страшно, но это было ниже моего достоинства.  И вот там впервые я почувствовал, что сплю прямо на ходу. Подходя к зданию, вдруг обнаружил там сидящего на ступеньках светловолосого прапора. Когда я приблизился, он погрозил пальцем и сказал: "Плохо ты служишь, курстант!".  Я помотал головой в разные стороны  и прапор исчез, но потом он мне ещё пару раз там являлся.
Collapse )
komcomolec

Военные сборы лета 1984 года. Часть Пятая.

     Иногда мы с утра шли куда-то на полевые занятия. Шли долго и строем. Что там делали не запомнилось, но осталось в памяти, что идти в последней тройке оказалось тяжелее всего: как-то так складывалось, что требовалось пройти больше шагов, чем передним. А ещё я возвращался оттуда весь мокрый, тогда как все остальные приходили сухими. Многие спрашивали: "Тебя что кто-то облил?".  Позже, уже во время работы в НИИ, выяснилось, что у меня пролапс митрального клапана. 
Collapse )
Narod

Военные сборы лета 1984 года. Часть Четвёртая.

    До принятия присяги к нам как-то особо не придирались , относясь снисходительно, видимо имитировали армейский "карантин". Мы кое-как учили присягу наизусть, заранее зная, что будем читать её с листа. Кажется это мероприятие состоялось через пару недель после нашего приезда, но помню точно, что в воскресенье:  приехала масса народа - родители, жёны , подруги и родственники. Всем было интересно посмотреть.  Даже ко многим из общежитских, живущих неподалёку в Подмосковье, пожаловали родственники.  Те же, к кому никто не приезжал, добровольно отправились в наряд.
Collapse )
General

Военные сборы лета 1984 года. Часть Третья.

       Каждое наше утро начиналось с пробежки. В первый раз это показалось невыносимым, но через пару дней стало уже простым и привычным делом. После пробежки мы шли на снаряды, состоявшие из турника и брусьев. Причём тем, кто не хотел скакать на брусьях, предлагалось подтягиваться больше положенного числа раз. Я в детстве хорошо с подтягиванием натренировался, а брусья не любил, потому быстро воспользовался этой поблажкой.
Collapse )
Grigoriy Zagorsky

Военные сборы лета 1984 года. Часть Вторая.

       Почему-то совсем не все офицеры кафедры поехали вместе с нами. Может быть они там как-то менялись. Но жили они в совершенно отдельном офицерском домике, куда доставлялась совершенно отдельная офицерская еда. Возглавлял всех наш боевой генерал Василь Василич Швец - герой советского союза, которого он получил за переправу через Днепр во время Отечественной.  Его нам поставили во время усиления военных кафедр в институтах. Как выяснилось позже, человеком он в общем-то был весьма милым и совсем даже безо всякого зазнайства, но ему почему-то казалось, что всё будет хорошо только в том случае, если постоянно на всех орать. И наверное он был прав. Ходил генерал слегка прихрамывая после тяжёлого ранения, но держал форму:  бегал по утрам в спортивном костюме.
Collapse )
Grigoriy Zagorsky

Военные сборы лета 1984 года. Часть Первая.

         Мне тогда было 22 года, мы только закончили пятый курс института, сдав последнюю сессию. Впереди оставался ещё один курс, но все понимали, что ещё немного и всё закончится. И выпустится хотелось, но не так как когда-то не терпелось побыстрее закончить школу: всё было много спокойнее. В большинстве высших учебных заведений учились пять лет, а потому многие мои одноклассники, включая лучшего друга, уже защитили диплом и вышли в совсем уже взрослую научную жизнь. Но у нас всё длилось на год дольше.
Collapse )