Andrey Krasnov (grigoriyz) wrote,
Andrey Krasnov
grigoriyz

Category:

Как я спасал утопающего.

  Где-то в самом начале девяностых, когда рушился Советский Союз, 
всё вокруг стремительно менялось и мы это даже не всегда успевали 
ощущать, я познакомился с молодой пухлявой блондиночкой - студенткой
педагогического института. 
  До сих пор не могу понять как ей удалось произвести на меня впечатление
сколько нибудь толкового человека, ибо в итоге оказалось, что она 
полная дурочка. Но..приходила на свидание с томиком Ницше, говорила 
заумные словечки, была мила и как-то всё это первое время сходило.

  Это было совершенно необычное для страны время. Я тогда работал
старшим инженером в ЦНИИЧерМете. По улицам ходили люди, прижамающие
к уху радиоприёмники, слушая съезд народных депутатов. В магазинах стали
исчезать продукты. На сахар, водку и сигареты выдавали карточки. За 
всеми этими "карточыми" продуктами вытягивались жуткие очереди, в 
которых стояли женщины и дети. В мясном отделе московских магазинов
лежали кости. В булочных к вечеру был только чёрный хлеб.
 Появились первые кооперативы, продающие свои изделия в палатках,
где продавцами работали непривычно вежливые люди.

 Как-то летом мы с ней решили поехать за город в калужскую
область искупаться в Оке и немного отвлечься от города. В дороге я 
всё больше молчал и думал, что, наверное, таки наступило время, когда
нам следует уже расстаться. Но расставаться я не любил и делать это 
никогда не умел.
   Пляж,на который мы приехли, был не очень-то обустроен, но народ, 
примостившись на покрывалах, с удовольствием вкушал природу. Я проплыл
свои коронные десять метров, побултыхался немного для солидности и вышел на
берег.
   Моя подруга продолжала плавать,я сел на покрывало обсохнуть, изредко
наблюдая за её передвижениями по воде. В какой-то момент она вдруг 
решила переплыть Оку, что меня несколько встревожило (честно сказать,
я даже не знал как хорошо она плавает, но её движения доверия мне не
внушали ).
  Она -таки переплыла на тот берег, но под конец очень чувствовалось,что
выдохлась и я был уверен, что обратно она попросится к кому-нибудь
в лодку (их там было немало). Однако, к момеу большому удивлению, через
десять минут она решила поплыть обратно. Я наблюдал всё это с нарастающей
тревогой. Плыла она всё хуже и хуже. И вдруг в какой-то момент я услышал,
что она начинает кричать. Сперва я решил ,что мне это почудилось, но затем
совершенно ясно различил её крик. Это не был крик о помощи,но было чем-то
вроде громкого стона. Стало очевидно ,что она начинает тонуть.
  Плавать я никогда не умел,а потому сразу оглянулся по сторонам в поисках
кого-то способного мне помочь. народу было кругом полно: кто-то играл в
волейбол, кто-то в карты ,другие просто болтали. И ни единый человек не 
видел ситуации.
 Соображать надо было быстро. И я понял ,что не имею право ни к кому
вот так подойти и попросить рискуя собой спасать чужого человека. Ничего
не оставалось делать как броситься самому.
  Я проплыл несколько метров ей на встречу, чётко осознавая ,что вытащить
с середины реки я её не смогу. Но Оку я знал и вспомнил, что река полна
песчаными отмелями. Уже подлплывая близко к утопающей, я решил попробывать
дно и вдруг понял ,что там действительно совсем мелко. Я встал, она, увидев
это , тоже сумела встать и я понял, что всё неожиданно счастливо закончилось.
 Напряжение этих нескольких минут было таково, что я потом где-то с час
не мог из себя выдавить ни слова.

Через несколько месяцев я её бросил.

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments

Recent Posts from This Journal