December 16th, 2016

Grigoriy Zagorsky

Учитель музыки.

Так лишились мы Хлебникова. Я был этим опечален, потому что Хлебников был тихий человек,
похожий на меня характером. У него одного в эскадроне был самовар. В дни затишья мы пили
с ним горячий чай. Нас потрясали одинаковые страсти. Мы оба смотрели на мир, как на луг в
мае, как на луг, по которому ходят женщины и кони.
           
И. Бабель, Конармия, "История одной лошади"
                 
                   
   Мне уже было за пятьдесят,когда вдруг захотелось снова начать играть на гитаре. До этого в
детстве я несколько лет нудно занимался музыкой по классу фортепиано, изучал сольфеджио и
прочие премудрости. Потом я это всё радостно забросил. А вот к девятом классу, когда
стало модно сидеть у подъезда и бренчать на гитаре, я вдруг радостно и с невиданным до
этого энтузиазмом стал осваивать этот щипковый инструмент семейства лютни. Играл я в основном
песни популярной в те годы группы "Машины Времени".
     С поступлением в институт всё это дело как-то затерялось и я лишь иногда бренькал что-то
совсем уж простое хотя и  сочинял ещё какие-то песенки знакомым девушкам. Так постепенно всё
и сошло на нет.
Collapse )