July 14th, 2020

Grigoriy Zagorsky

Как умирал мой товарищ Часть 2.

Он снял ноги, лег боком на руку, и ему стало жалко себя. Он подождал
только того, чтоб Герасим вышел в соседнюю комнату, и не стал больше
удерживаться и заплакал, как дитя. Он плакал о беспомощности своей, о
своем ужасном одиночестве, о жестокости людей, о жестокости Бога, об
отсутствии Бога. «Зачем ты все это сделал? Зачем привел меня сюда? За
что, за что так ужасно мучаешь меня?..»
                               
Л. Н. Толстой. "Смерть Ивана Ильича"
               
      И вот вдруг звонит однажды Петровский обеспокоенно, без обычных  его шуток и говорит, что начались у него головокружения. Я даже помню, где я в тот момент находился: возле мороженного ларька Ритас, когда мы временно жили в апартаментах.  Я его кое-как успокоил, рассказал, что у меня такое было из-за воспаления среднего уха - вертиго, потом довольно быстро прошло.  Константин пошёл к лору, но тот ничего не смог обнаружить. Петровский тогда почему-то решил, что у него остеохондроз: исходя из каких-то медицинских справочников, которые он недавно нашёл на помойке. Короче, стал он постепенно обходить всех существующих в природе врачей, включая гомеопатов и чуть ли там не колдунов, берущих только наличные и только в крупных размерах.  Ему делали рентгены, специльные сканирования, всевозможные исследования. Но никто и ничего не мог у него обнаружить. Сперва он мне по-прежнему часто звонил и говорил каким-то незнакомым глухим голосом, но через какое-то время исчез и на звонки не отвечал неделями. Я предлагал ему почаще молиться, ходить в церковь, чтобы как-то успокоиться и выйти из истерики. Но Костя неожиданно в церковь вообще перестал ходить. Ему никого не хотелось в таком состоянии видеть.
Collapse )