Andrey Krasnov (grigoriyz) wrote,
Andrey Krasnov
grigoriyz

Categories:

Пионерский лагерь имени Волынова

И солнце жарит, чтоб оно пропало,
Но нет уже судьбы у нас другой,
И я кричу: "Давай, Виталий Палыч,
Давай на всю катушку, дорогой!"
                                         
Юрий Визбор  "Рассказ ветерана"
                                             
   Из НИИ нас всё время куда-то отправляли дорабатывать: то на стройку нового здания НИИ, то на благоустройство дома отдыха на балансе НИИ, то в какой-то подшефный колхоз. Но тогда разнарядка пришла на помощь в пионерском лагере имени лётчика-космонавта Волынова. По иронии судьбы заведующая нашей лаборатории как раз и была женой того самого космонавта.
      Поехало тогда почему-то аж два человека из нашей маленького коллектива в 14 сотрудников. Видимо большой проект в этом лагере затеяли. И вот я и толстый бородатый научный сотрудник Сергей Иванович бодро двинулись в Рузу.



     Поместили нас в административном корпусе, одна комната на двоих, условия по тем временам хорошие. От всего НИИ отправили несколько человек: две девушки - высокая стройная брюнетка и блондинистая красотка, два молодых разгильдяя  и странный парень, коего я позже окрестил танкистом. Совершенно не к стати в этой команде оказался заведующий лаборатории химического анализа Касторкин. Наверное он просто захотел поиграть в справедливость и поехать самому, не отправляя никого из подчинённых. Впрочем, у него в лаборатории работали в основном женщины, может просто и посылать оказалось некого. Касторкина я всегда знал как очень милого работящего интеллигентного учёного и увидеть его тут было приятно.
    Работа у нас там была какая-то совсем уж символическая и абсолютно не осталась в памяти: посылали по разнарядке без особых реальных дел. Запомнилось ,что Касторкин - воспитаннейший такой мужик, зачем-то стал ругаться матом, видимо пытаясь показаться своим для местных мужиков. В итоги один из них как-то даже смущённо сказал:  "Ты это...матом всё ж так не надо ругаться" . Однако через несколько дней Касторкин наступил ногой на гвоздь и был с почётом отправлен обратно в Москву.
      Девчонки оказались неинтересными. А ведь когда-то я прямо искал случая познакомиться с  этой блондинкой! Тут вдруг она мною заинтересовалась и пыталась подкатывать (видимо оказалась из тех девчонок, которым нравятся заумные очкарики). Как-то раз мы остались одни в телевизионной комнате. Она попросила сперва занавесить окно, потом закрыть плотнее дверь. Я всё смиренно выполнял. Но когда ей понадобилось, чтобы я погасил свет, ехидно заметил: "Ага! И телевизор выключить!". Девушка обиделась.
    Вторая девчонка хорошо играла в настольный теннис:  теннисный стол стоял в одном из корпусов и мы туда часто захаживали.  Она легко обыгрывала всех, кроме одного из оболтусов, который периодически приговаривал:  "Как она играла в бадминтон!". Девчонка начинала смеяться и проигрывала. Анекдот я этот нашёл спустя многие годы с появлением интернета и тогда понял в чём суть.
     По настоящему интересной девушкой оказалась местная повариха: такая русская красавица.  Нашему Сергею Ивановичу она тоже очень понравилась, когда он приходил в столовую, всегда задорно кричал: "Верунчик!".  К сожалению девушка уже была занята:  каждый вечер на регулярной основе к ней приезжал жених из Москвы.
      Интересно, что в одном из корпусов была встроена какая-то капсула с надписью:  "Пионерам двухтысячного года!".  Шёл уже восемьдесят девятый год и настроения со времени закладки капсулы сильно изменились.  Кто-то полюбопытствовал: "Интересно: что они там заложили?".  Я ответил: "Да ничего интересного! Скорее всего пионерский галстук и пожелания жить по ленински!"
    Вечерами мы с Сергеем Ивановичем пили технический спирт. Чуть позже к нам на холяву присоединился танкист.  Я тогда год как расстался со своей первой любовью и находился в лирическом настроении.  Сергей Иванович потом в лаборатории вспоминал:  "Гриша каждый вечер после выпитого раздевался до майки, свешивал одну из бретелек на плечо, выходил из комнаты и громко пел "Розовый вечер". А потом спрашивал в пустоту коридора: "Ну чем я не Юра Шатунов?". А народ смиренно молчал, хотя время уже было позднее".
     Подсоединившийся позже танкист как-то рассказал о своей службе в Венгрии.  Вверили ему на учениях три танка, а он вдруг где-то запутался  и взял неправильное направление. В итоге уехали они куда-то совершенно не туда, оказавшись в сельской местности.  Хотели у местных узнать дорогу, но народ от них шугался:  люди в советской военной форме, вышедшие из танка не внушали венграм доверия.  В общем проблуждали они несколько дней, пока добрались до своей части.  Он думал, что комбриг его на куски порвёт, но тот подбежал к нему счастливый и только что не расцеловал. Дело в том,  что о происшествии он наверх доложить не решился и надеялся на чудо.  Чудо -таки свершилось на радость всего оставшегося начальства.
    Помнится, что именно там в Рузе я по телевизору увидел интервью с только что освобождённым Сашей Новиковым. Один из парней изумлённо воскликнул: "Так он не еврей?!".    А ещё однажды мы вдвоём с кем-то из молодых ребят ездили в город за пивом.  Для этого взяли у Веры в столовой большой котёл с крышкой. Сели в автобус, высадились в городе и пошли к палатке.  Очередь там была на несколько часов.  И, как всегда бывает, когда мы уже были у самого окошка, какие-то забулдыги стали всех оттеснять и становится впереди нас.  Товарищ мой был весьма крепкого телосложения, а потому я себя чувствовал уверенно. В общем вытолкали мы вместе с другими мужиками этих нахалов.  Один из них, хорошо выпивший, стал мне кричать:  "Я тебе завтра морду набью!".  Почему он выбрал меня , я понял: я был там единственный в очках. Но почему завтра, а не сегодня?! Мой товарищ пояснил: "Ну как ты не понимаешь: сейчас он еле на ногах стоит. А завтра у него есть наивная надежда быть потрезвее и покрепче".
      Потом в автобусе всё боялись разлить наш драгоценный напиток. А к вечеру собрались все, включая жениха Верунчика и красиво распили жбан, закусывая чем-то из столовой.
    Это оказалась наша последняя с Сергеем Ивановичем поездка по разнарядке:  через год мы из нашего НИИ ушли, создав собственное предприятие. А ещё через несколько лет я навсегда уехал в штаты.  Позже мне рассказали, что Сергей Иванович умер от рака желудка. Говорят, что отпевали его аж в Елоховской церкви.  Даже странно, что я сейчас уже старше него.
                               
Subscribe

  • Раннее детство. Часть 2.

    Напротив нашего дома стоял какой-то другой старинный пятиэтажный дом. Между домами было не очень большое расстояние. Мама рассказывала, что там…

  • Дома в США

    Сейчас в штатах бум на покупку домов. Никто толком не поймёт причину такого ажиотажа, но дома уходят за один день. Правда процентная ставка на заём…

  • Раннее детство

    "В детстве мне хотелось побыстрее вырасти и стать независимой" Из интервью с известной российской актрисой. Я родился во времена…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 71 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Раннее детство. Часть 2.

    Напротив нашего дома стоял какой-то другой старинный пятиэтажный дом. Между домами было не очень большое расстояние. Мама рассказывала, что там…

  • Дома в США

    Сейчас в штатах бум на покупку домов. Никто толком не поймёт причину такого ажиотажа, но дома уходят за один день. Правда процентная ставка на заём…

  • Раннее детство

    "В детстве мне хотелось побыстрее вырасти и стать независимой" Из интервью с известной российской актрисой. Я родился во времена…