Andrey Krasnov (grigoriyz) wrote,
Andrey Krasnov
grigoriyz

Categories:

Шурейка.Часть 1

     Мы познакомились весной семьдесят первого года, когда семья наша переехала в соседний микрорайон - из Коньково ближе к Беляево-Богородскому (Так тогда называли Беляево). Это был яркий блондин с голубыми глазами, одетый в длинную коричневую куртку, с синей вязаной шапке с козырьком на голове. В таком виде он проходил потом несколько лет.

     Я с ним быстро сблизился, ибо оба мы были из семей советских интеллигентов. Он был единственным мальчиком во всём дворе, который мог сам к тебе подойти и извиниться за вчерашнее. Жил он в соседнем доме, стоявшим перпендикулярно нашему, в самом близком подъезде, то есть практически в том же доме.  Одно время я даже думал, что вот как бы было здорово, если бы мы жили в соседних квартирах.   Ходил он в то время с двумя мальчишками из класса, но вскоре один из них куда-то переехал.  К сожалению, первых два класса этой школы - третий и четвёртый- мы проучились порознь.  Им повезло: их учительницей в младшей школе была милейшая Людмила Михайловна, мама одной из одноклассниц. Несмотря на то, что класс был "В", а не "А", много позже я догадался, что все в нём были подобраны Людмилой Михайловной по родителям: это был самый интеллигентный класс чуть ли не во всей школе, многие преподаватели это вслух замечали.
     Первое время мы встречались лишь во дворе. Шурик, как ни странно, довольно много тогда рассказывал про учёбу. Учился он прекрасно и я решил приврать, что тоже учусь замечательно, хотя был в то время только хорошистом. Его дедушка - высокий худой старик ,являлся персональным пенсионером. Как рассказывал Шурик, он был когда-то бакинским комиссаром.  Странно, но ,когда дед потом умер, Шурик мне даже не рассказал: я узнал из некролога. Бабушка - просто невысокая разговорчивая старушка, она была единственной, из его семьи, кто со мной общался.
    Ещё у Шурика была сестра -погодка - учившаяся на класс младше.  Иногда в детстве мы её даже брали с собой гулять. Она была симпатичной, но довольно скучной. Мать его работала в МИДе и зимой доставала нам билеты на мидовскую ёлку, где показывали Диснеевские мультфильмы.  Отец его казался уже старым: запомнилось,что ему было 47, когда нам лишь 12. Не очень было тогда понятно, кем он работал: каким-то начальником. Много позже, мне удалось найти в интернете, что он служил в каком-то особом отделе и хвастался в интервью, что мог в своё время посадить любого.   Совершенно случайно от общих мидовских знакомых я узнал, что мать Шурика с отцом жила плохо и очень мучалась обитая в одной квартире со свёкрами. А так вот сразу и не скажешь.
    В пятом классе, где-то уже в последней четверти , я перешёл в их класс. Мой отец хотя и не был начальником в органах, мог многое.  Перешёл я туда, конечно же, из-за Шурика, но класс оказался реально хорошим и дружным.  Они там всё время на что-то скидывались ,чтобы потом вместе играть: то на вратарскую клюшку, то на волейбольный мяч. Очень часто ходили куда-то вместе, например пешком до Кремля или в ЛенКом на "Тиля" . Классной руководительницей у них была математичка, я её в те годы просто обожал, хотя позже понял, что взаимностью совершенно не пользуюсь.
    Но речь не об этом. Дружба у нас была не разлей вода, мы целыми днями проводили вместе.  Именно тогда я осознал, что дружба - это всё же некоторого рода влюбленность. Куда только мы вместе не ездили!  Попадая в толпу людей в самом центре Москвы, всегда держались за руки дабы не потеряться. Однажды возле железной дороги наткнулись на окровавленного мужика и не сговариваясь дали дёра.
    Ещё любили игры-соревнования: например прочеканить коромыслом по мячу как можно больше раз.  А ещё ходили по чужому району и нарывались, чтобы проверить себя.  Самое смешное, что не разу не нарвались: все думали, что раз мы так  дерзим, значит за нами есть какая-то шпана. Особенно хорошо было летом, когда Шурик с сестрой возвращались загорелыми и выгоревшими из Евпатории. Что это за место я тогда представлял весьма приблизительно, но Шурик мне всё очень восторженно описывал.  Я даже стал просить родителей туда съездить, но папа объяснил, что на самом деле там сплошная грязь и в море плавают какашки.
     А ещё помнится как я влюбился в нашу одноклассницу Клаву и рассказывал ему во время гулянья вдоль тёмной Профсоюзной улицы возле станции метро "Новые Черёмушки".  Как ни странно, ему это было интересно и он меня очень поддерживал. И это был тоже какой-то момент единения.
    Мозги у него работали как компьютер, в любые умные игры играл прекрасно.Как-то играли вместе с его сестрой в Акульку и я, созорничав спрятал пиковую даму (то есть саму Акульку). Так он моментально вычислил.
    Ещё  Шурик был невероятно глазастым и находил массу хороших вещей.  Запомнился красивый золотой перстень с тёмно рубиновым камнем. А ещё вспоминается всегда огромное количество книг в его доме.  У нас было тоже очень много книг, но не столько. А потому однажды придя к нам домой Шурик презрительно заметил:  "Так мало книг!". Понты уже тогда становились частью его натуры.
   Летом в лагере я зафанател от Высоцкого - там пускали "Утреннюю гимнастику".  Вернувшись поделился с ним впечатлениями и вдруг  выяснилось, что у Шурика есть целая "бобина" записей прекрасного концерта Высоцкого. Я был просто в неописуемом восторге и переписал всё к себе на магнитофон. Это было что-то необыкновенное! Каждая песня смаковалась отдельно.
   Когда Шурик понтил и выпендривался,то  мог тебя оскорбить прилюдно, играя на публику.  Но это пришло к нему несколько позже, постепенно всё более усиливаясь.  Так будучи не очень сильным физически, он -таки умудрялся слыть крутым парнем.
    Однажды я его всё же "макнул".  Гуляли мы с ним где-то далеко от родного района и Шурик вдруг говорит:  "Что -то у меня горло заболело".  Я изобразил обеспокоенность и попросил открыть рот.  Какого-то же было его изумление, когда я - его друг и вообще положительный мальчик, вдруг взял и плюнул ему в горло.
    Оскорблять и подкалывать прелюдно он любил не только меня. Помнится как-то мы играли во дворе в волейбол с одноклассниками, а вокруг крутилась какая-то страшная дворняга.  Одна из девочек сказала:  "Её фосфором покрасить и будет собака Баскервиллей!". На что Шурик вдруг схамил: "А тебя и красить не надо!"
 


(Окончание следует)
Subscribe

  • Два рассказа о дружбе (продолжение)

    Рассказ Второй - тётя Ира. О тёте Ире - двоюродной сестре отца я знал немного. То есть я вообще её не встречал до лета 1990 года. Однако слышал,…

  • Два рассказа о дружбе

    Предисловие Папа с самого детства говорил мне ,что дружба это прямо что-то совершенно исключительное. В итоге у меня многие близкие даже люди так…

  • В этот день 3 года назад

    Этот пост был опубликован 3 года назад!

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 43 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Два рассказа о дружбе (продолжение)

    Рассказ Второй - тётя Ира. О тёте Ире - двоюродной сестре отца я знал немного. То есть я вообще её не встречал до лета 1990 года. Однако слышал,…

  • Два рассказа о дружбе

    Предисловие Папа с самого детства говорил мне ,что дружба это прямо что-то совершенно исключительное. В итоге у меня многие близкие даже люди так…

  • В этот день 3 года назад

    Этот пост был опубликован 3 года назад!