Andrey Krasnov (grigoriyz) wrote,
Andrey Krasnov
grigoriyz

Categories:

Работа с профессором Гулявым или моя статья к многолетию ЦНИИЧерМета.

Уважаемые
     товарищи потомки!
Роясь
  в сегодняшнем
      окаменевшем дерьме,
наших дней изучая потемки,
вы,
возможно,
      спросите и обо мне.
               
 Владимир Маяковский   "Во весь голос".
                 
                     
  На днях наткнулся в интернете на старую уже статью, написанную к 100-летию со дня рождения известного профессора-металловеда Гуляева. Там в списке его сотрудников неожиданно нашёл и себя.  Я действительно некогда был его аспирантом, проработал в ЦНИИчермете почти 8 лет. За это время получил пару патентов (копии которых тоже оказывается существуют в интернете), написал статью. Тем не менее считаю эти годы практически выброшенными на ветер. Кое-что о жизни я конечно в это время узнал, но всё это было мало продуктивно.

     Настоящий прибор - растровый микроскоп - в лаборатории был один.  Его полностью узурпировала заведующая лаборатории. К нему допускались только сотрудники, работавшие в её группе.  Всем остальным достались лишь прибор для измерения твёрдости по Роквеллу и микроскоп, дававший увеличение на уровне школьного в классе биологии.
     Таким образом, получив какую-то тему, мы просто рассовывали наши образцы и шлифы по разным лабораториям. Шлифы впрочем мы делали сами.  Это такой срез металла отполированный до зеркального блеска, который позже травят обычно с помощью 3%-ной азотной кислоты.  Процесс получения шлифа весьма занятен: начинаешь с грубой шкурки, потом продолжаешь всё с более мелкой и наконец заканчиваешь на специальной мази. Процесс долгий и нудный, можно убить на это несколько дней, особо одарённые делали два шлифа в неделю.
     Был у нас в мастерской (за которую несколько лет отвечал как раз я) и специальный "резак", на котором с помощью вращающегося колеса можно было отрезать образцы от прутка.  В той же лаборатории мы засыпали в стальную трубу металлический порошок и закрывали с двух сторон крышкой. Потом крышку нам приваривали, мы становились в очередь на нашем экспериментальном заводе, чтобы под давлением пропустить предварительно нагретую в печи капсулу через всякие там матрицы. В итоге и получался тот самый пруток, от которого отрезались образцы.  Металлический порошок был очень мелкий, как серая дорожная пыль. Хотя вообще с помощью набора специальных ситечек мы его разделяли на более мелкий и более крупный. Потом сравнивался результат. Всё это называли громким словом "Порошковая Металлургия".  И подразделение наше именовалось как Институт Порошковой Металлургии - ИПМ.
      На этом вся наша практическая работа заканчивалась.  Дальше мы просто куда-то бегали сдавая образцы.  Но сперва надо было их изготовить. Скажем образцы на кручение и разрыв должны были быть определённого размера, соответствующего ГОСТу испытаний.  Поэтом сперва шли в механические мастерские завода и делали официальный заказ на выполнение. Чаще всего там нас ставили в очередь на несколько месяцев. Чтобы это обойти, мы в обход их начальства приносили спирт рабочим и они нам всё делали за несколько дней.  Был, правда, один мастер, у которого всё делалось хорошо и быстро. Уже не помню сейчас его фамилию, но он почему-то очень любил мою начальницу, и ставил нас вне очереди.  В других бригадах люди после обеда бывали уже пьяны после полученного вознаграждения.
     Ну а ещё мы иногда ездили в сторонние организации, чтобы под нашим руководством произвести термическую обработку.  Там был приятный запах масла и весёлые рабочие.  Под конец процесса можно было раньше поехать домой.
     Надо сказать, что  в ЦНИИЧермете был прямо какой-то семейный подряд: работали там деды, родители, внуки их супруги, любовники и так далее. Телефонный справочник состоял из одних и тех же фамилий. Скучно.   Так вот потом, аккуратно собрав все результаты из лабораторий, мы эти данные систематизировали, анализировали и делали отчёт: такая переплетённая книжица страниц на 70 с фотографиями структур и графиками.  Всё это надо было ещё потом защищать на учёном совете подразделения.
       Структура ЦНИИЧерМета была сложной: в неё входили пять институтов, центральная лаборатория и экспериментальный завод. Чтобы что-то подписать (даже незначительное)  приходилось обегать массу начальников.  При этом часть из них оказывались дублирующими друг - друга но не взаимозаменяющими. Так у нас состоял на службе начальник отдела кадров и зам директора по кадрам.  Некоторые из начальников просто полагались по штату, но реально даже не имели никаких подчинённых. Скажем главный электрик или начальник по технике безопасности. Сидели они в крохотных кабинетах, но вид имели весьма важный. Подступиться к таким дело непростое.
     Отдельное дело - всякие там профкомы, парткомы , комсомольские организации.  Двери в них всегда запирались, приходилось стучаться, а когда открывали, ощущение создавалось такое, что там проходила особая весьма интимная жизнь.  И тётки там обитали матёрые и прокуренные. В общем, умеющие правильно жить опытные женщины. Те самые ,которыми в своё время нас пугали в школе.
       В общем в какой-то момент вся эта обстановка настолько опостылила, и стала казаться бесполезной, что я уже начал подумывать было пойти работать в газетный киоск:  зарплата там та же, а пользы людям больше.
      Сам профессор Гуляев  (в просторечии АП по инициалам имени отчества) был, конечно же, интереснейшим человеком.  Про него я уже написал массу всяких историй.  Сейчас вспомнилось как он кричал из своего кабинета "Где мой Гудремон? Без Гудремона я не Гуляев!".  Имелась в виду большая чёрного перепёта книга под редакцией Гудремона.  Тот в своё время сотрудничал с фашистами, а потому находился в Советском Государстве в опале. Теперь в память о тех событиях я иногда дома шутливо кричу:  "Где мои таблетки Метформина? Без Метформина я не Загоский!" (Метформин - основное лекарство диабетика).
    К сожаленийю, несмотря на всю свою незауряд.ность, человеком Гуляев был довольно противным:  мелочным, цничным, любящим интриги и неуважающим людей. И всё -таки я горжусь, что работал под его руководством. Как сказал тут недавно один занятный человек:  "Мы не должны презирать Полла Маккартни, если он вдруг  бабушку через дорогу не переведёт"
                 
       
Subscribe

  • В этот день 5 лет назад

    Этот пост был опубликован 5 лет назад!

  • Умер Принц Филипп.

    Сегодня узнал, что умер принц Филипп. Без двух месяцев он прожил век. Муж королевы, но не король. Необычно как-то звучит. Как "муж бабушки, но…

  • Старшая дочь. Часть 2.

    После развода мы какое-то ещё время с бывшей женой встречались, хотя вместе и не жили. Как она сама описывала наши отношения: "Мы теперь…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 37 comments

  • В этот день 5 лет назад

    Этот пост был опубликован 5 лет назад!

  • Умер Принц Филипп.

    Сегодня узнал, что умер принц Филипп. Без двух месяцев он прожил век. Муж королевы, но не король. Необычно как-то звучит. Как "муж бабушки, но…

  • Старшая дочь. Часть 2.

    После развода мы какое-то ещё время с бывшей женой встречались, хотя вместе и не жили. Как она сама описывала наши отношения: "Мы теперь…