Andrey Krasnov (grigoriyz) wrote,
Andrey Krasnov
grigoriyz

Category:

Завод.

    На ЗИЛе я проработал в общей сложности года четыре.  Все эти годы провёл в ГКЦ - главном кузнечном цехе. То есть работал по так называемой горячей сетке.  Хотя, если считать дотошно, то получается раза в полтора меньше:  большинство из этих лет я проработал на пол-ставки. А начал я свой трудовой путь сразу же после окончания первого курса в Олимпийском году.  Закончил я курс на круглые пятёрки по всем сданным предметам. А предметов было пять.

    И вот направили меня в отдел главного механика этого самого ГКЦ, по сути корпуса, так как внутри него было ещё немало цехов со своими начальниками. В целом трудилось порядка двух тысяч работников.  При цехе ещё было несколько лабораторий, подчинявшихся Управлению Главного Металлурга. В общем сложная была структура - по существу целый завод.
           
   Сперва я попал к станочникам - токарям , фрезеровщикам, строгальщикам.  Народ там обитал спокойный и грамотный, читающий книги и слушающий пластинки.  Меня поставили к токарям наблюдать их работу: странное занятие.  Самым сложным оказалось целый день стоять - молодые ноги быстро начинали гудеть.
           
   Однако через несколько месяцев пришёл главный механик - крупный мужчина под шестьдесят со строгой фамилией Ватулин - и перевёл меня и ещё нескольких молодых в слесарку. Зачем не знаю.  Сперва меня отвели в какую-то каморку слесарей, где мужичок лет сорока пяти подошёл ко мне и, протянув большую мозолистую руку представился:  Степан.  И я вспомнил как отец рассказывал, что на заводе большинство людей общаются на "ты" и по имени. Проболтался я в этой каморки безо всякого дела несколько часов, понаблюдал за мужичками, а потом меня отвели в другую , похожую каморку, где обитала другая бригада слесарей. Вот там-то с некоторыми перерывами я проработал где-то два с половиной года.
         
   По половине периметра помещения стояли, примыкая друг к другу верстаки, в которых рабочие хранили инструмент.  У каждого был свой отсек, запиравшийся на ключ (вообще запирать там приходилось всё , ибо непременно что-нибудь своруют, даже абсолютно бесполезное).  Около выхода в цех стоял ящик набитый ключами с длинными  ручками - "рычагами" (слесари эти обслуживали кузнечный цех и иногда надо было что-то там в устройстве молота развинтить , чтобы проложить какой-нибудь там "сальник").  Оборудование в цехе было очень старое ,ещё немецкое, а потому ломалось постоянно.  Бригада состояла примерно из десяти - двенадцати человек , двое из которых попеременно были дежурными. Остальные выполняли какую-то рутинную работу.  Старшим у них был бригадир Егор - высокий под два метра сухой старик лет шестидесяти, строгий ,но как позже оказалось, очень добрый.  Ну а самым главным - Саша Назаров - огромный мужик с инженерным образованием и железной хваткой:  все рабочих его уважали и побаивались.  Появлялся он в каморке лишь несколько раз за день, но всегда неожиданно.
             
   Цех (точнее корпус) был огромным и изгибался большой буквой "П".  В самом изгибе находился термический участок с небольшой каморкой мастера.   Термичкой заведовал высокий мужчина средних лет с украинской фамилией Величко. Его за что-то разжаловали из начальников цеха и отправили работать старшим мастером над термистами.
             
   Сбоку была дверь, ведущая к лестнице на второй этаж, где располагались лаборатории по исследованию качества выпускаемых изделий.  Там в основном с утра до вечера пили чай и сплетничали, временами действительно там что-то исследуя под микроскопом.  Одной такой лабораторией заведовала пожилая тётка под фамилией Маслова, другой - человек вообще со смешной фамилией Арифметчиков. Как-то он мне сказал "Знаешь, Гриша, вот защищу кандидатскую и повешу на своей двери надпись "МАНДА"!".  И, заметив мой удивлённый взгляд, радостно пояснил:  "Малая Академия Наук Директор Арифметчиков".  Я к нему потом как-то зашёл, когда уже на кафедре работал: в костюме, в галстуке, с дипломатом. Так он меня не узнал: вот как на людей одежда влияет - он меня видимо только по грязной робе и каске признавал.
             
  В левой части буквы "П" (ближайшей к главному входу с табельной , куда все кидали свои пропуска при входе) находился главный цех - цех тяжёлых молотов, где командовал старший мастер (начальник участка) Саша Акельев. Там позже (уже на последних курсах) я работал помощником мастера. В цехе люди трудились мини конвейером - нагревальщик на печи, кузнец и прессовщик (для удаления облоя с заготовки).  Самая сложная квалификация - кузнец, а на всех остальных местах я потом поработал. Этот участок реально был самым тяжёлым в ГКЦ - там стоял неимоверный шум от ударов тяжелого молота. При этом земля сотрясалась и искры валили в разные стороны.
           
    Дальше шла так никогда и не освоенная японская установка последовательной штамповки "Сумитомо". Рабошие шутили :  "Сумитома - сиди дома". Дело в том, что там требовалась точность цилиндрической заготовки плюс минус сантиметр, которую так и не достигли.  В итоге всё прикрыли.
               
          В районе этой установки в стене находилась дверь, ведущая к главному механику и его заместителю. Туда мы ходили, чтобы подписать отпуск.   После этого следовали лёгкие молота, где всем заправлял жуликоватый Феллер (фамилию я его запомнил от Рокфеллер) - крупный злой и грубый мужик, по отзывам рабочих довольлно жуликоватый. На этом участке всё было тоже самое только меньшего размера, а соответственно и шума.
             
   В правой части буквы "П" находились какие-то прессы. Там я бывал крайне редко. В самом конце располагались как раз те самые механические мастерские, в которых я и начинал.
               
        Перед главным входом с табельной направо был кабинет  строгого начальника кадров, который грязных рабочих дальше порога не пускал. Потом он почему-то последние годы до пенсии решил поработать простым рабочим (видимо, чтобы получить какую-то выслугу по горячей сетке) и весь народ над ним мстительно посмеивался.
             
 Ну а дальше находилась раздевалка со множеством металлических ящиков, в которой была большая душевая, где рабочие любили поорать матом и друг над другом подтрунить.
       
  А в районе табельной на втором этаже располагалась столовая и кабинеты начальства, где сидел начальник всего корпуса и начальник цеха всех молотов низкорослый коренастый Буянов - в народе "Буяныч". С самого утра он подходил к длинной лавке перед цехом и здоровался с каждым рабочим. Позже ,будучи помощником мастера, я тоже стал так делать.
   

           

                     

             
(Продолжение следует)
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 50 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →