Andrey Krasnov (grigoriyz) wrote,
Andrey Krasnov
grigoriyz

Categories:

Завод.Часть 2.

    Самыми хорошими людьми в бригаде слесарей были дед и Андрей.  Деда на самом деле звали Коля, но не станешь же такого старого человека звать просто по имени, а отчеств там людям не полагалось. Потому его кличали просто "дед".  Он был невысокого роста, худой, ходил нетвёрдо и слегка горбился. На голове его виднелся седой венчик редких волос, который он всегда бережно покрывал оранжевой каской. Говорил дед всегда очень тихо и знал (как ни странно) куда больше всех остальных. В обед он никуда не ходил, а потому просил меня ласково принести ему ,полагавшийся нам за  вредность кефир и молоко.  Для этого выдавали специальные картонные талоны.  Сейчас уже понимаю ,что ему было лишь немногим больше лет, чем мне сейчас, просто жизнь его скрючила.

    Андрею я как раз точно знал сколько лет - пятьдесят.  Был он совсем уже не таким старым, хотя и явно в возрасте. Однажды у нас была авральная работа и старший мастер Саша сказал:  "Отгул я вам за это дать не могу, но если всё сделаете в срок , то два последующих дня, будете просто приходить и ничего не делать". Слово сдержал и все мы, сели по лавкам вокруг прямоугольного стола. Каждый ,как в Декамероне, рассказывал что-то из жизни.  И Андрей рассказал как он где-то работал и его вызвали в специальный отдел, где объяснили, что с ним вместе работает какой-то "политический".  Мол надо его раскрутить на выпивку и что-то там такое выведать.  На случай, если потом заберут , начальник дал номер своего телефона. В общем Андрей с ним действительно выпил, но мужик был хитрый: Андрей-то напился, а тот потом ушёл.  Дал он потом в милиции этот номер телефона и его действительно освободили. Но начальник этот потом сказал:  Телефон теперь забудь!".
 
   Приятелем бригадира Егора был Гришечкин - маленький тоже приятный достаточно мужичок, вечно возившимся со  всякими "грязюками-мазюками". У него, помнится, был пятый разряд. Впрочем у всех "стариков" был пятый или даже шестой. Только деду разряд постоянно понижали так как иначе он не мог подрабатывать к пенсии.  Так мы с дедом в итоге и стали единственными "второразрядниками".  Гришечкин с Егором смотрелись рядом смешно - как Дон Кихот и Санчо Пансо.
         
   Помоложе из серьёзных рабочих был крепкий розовощёкий Ваня, ему было лет сорок и он был правильным , непьющим.  Хороший в сущности был мужик, но когда Егор ушёл на пенсию, его попробовали поставить над нами бригадиром и тут началось.  Ваня вдруг как с цепи сорвался: кричал всем "Давай работай, работай давай!". В общем через несколько дней его обратно задвинули и стал он всё тем же милым весёлым Ваней, чья жена - низенькая толстушка работал где-то тоже в нашем ГКЦ.
   
   Самым неприятным из всех был хитроватый  с лукавой улыбкой Фёдор. Ему было тоже уже под пятьдесят.  Как-то он мне рассказал, что вот он - умный человек женился только в 35 лет потому ,что уже надо было. Когда у деда в раздевалке своровали немалые деньги, Фёдор вёл себя подозрительно:  подходил к деду и долго как-то неискренне сочувствовал.  У меня в итоге почему-то сложилась твёрдая уверенность, что именно он -то эти деньги и спёр. Но дед перенёс потерю мужественно:  лишь рукой махнул, хотя потом, наверное, плакал.
 
   Балагуру с чёрным чубом Косте было 46-47 лет. Вроде бы и неплохой мужик, но мог вдруг сказать какую-то гадость. То ли от скрытой злобы, то ли по глупости. Я его однажды на его замечание, что я бы мог  по возрасту "еб*ть и жену и тёщу" всё -таки жётско послал, а он лишь пожал плечами: шуток человек не понимает.   Ещё работал один мужичёк с зачёсом на лысину. Как его звали не помню, но помню, что он гордился тем ,что в армии служил ефрейтором (младший солдатский чин). Как-то его мужики стали подкалывать, а он смеясь сказал: "Один ефрейтор вон аж до Москвы дошёл!". Кроме того, он нюхал табак, что даже для того времени казалось чем-то совсем необычным.
     
   Из людей в возрасте был ещё "Соловей"  - Соловьёв. По имени его почему-то никто никогда не звал. Как раз в те два дня, когда сидели мы ничего не делая за столом, Соловей этот вдруг от нечего делать запел и мы все были изумлены:  он оказывается оправдывал свою фамилию. Это был красивый чистый и как-будто поставленный голос.  Таким голосом можно было где-нибудь в филармонии петь, а не гайки на молотах откручивать.
         
   Из молодых (то есть людей от 26 до 40 ) все почему-то были сильно пьющие за исключением разве что низкорослого Мити. Был он ,наверное, метр пятьдесят пять не более.  Странно даже как его в армию когда-то взяли. Об армии впрочем он рассказывал со смехом, говоря ,что даже шинели ему подходящей не нашли, ходил полами пол подметая.
         
    Самым пьющим был какой-то (уже не помню по имени) тридцати семилетний парень.  Он мне тогда молодым не казался.  Вляпался он даже по пьяне в какую-то дурную историю, горько плакал, но мастер наш ему вроде как-то помог и он работал дальше. Кроме него был придурковатый Гена, который приёмник ВэФ называл Б-Эф, и у которого жена из-за его пьянок гуляла по другим мужикам.  Его потом в итоге за прогулы выгнали.  Он, помнится, купил где-то в пивной больничный ,а тот не прокатил.  Однажды он в цехе чуть не сцепился с одним весьма приличным грузином (их просто мужики в разные стороны растащили).  В другой раз, когда мужики меня спросили как я навал дочь, Гена нагло посмеиваясь воскликнул "Что не Машка , то б*дь!".  Даже по их понятиям это было слишком. Возникла пауза. Я видимо в лице переменился, но один рабочий примиряюще воскликнул: "Не обращай на него внимание , Гриша:  он  - м*дак!". На том и разошлись.
         
   Ещё работал молчаливый симпатичный парень с бородой,  лет 26-ти такой - Саша. Его жена - худощавая стервозная брюнетка - очень ревновала и подстерегла у самой раздевалки. Позже он от неё всё же ушёл и сошёлся с жизнерадостной блондинкой, которая совсем не ревновала, но уходили они с работы тем не менее вместе.
           
   Был среди прочих такого же примерно возраста рабочий, запомнившийся только тем, что у него вдруг обнаружили диабет. Кто-то вспомнил как стоял в очереди и вдруг какой-то человек упал, все оторопели, а один мужик подбежал , ощупал корманы лежавшему , нашёл сахар и впихнул в рот, тот мгновенно ожил. Тогда я не мог понять произошедшего: формально сахар диабетику наоборот смерть. Однако сейчас уже знаю, что падают в обморок от передоза инсулина:  сахар резко падает и, чтобы восстановить ситуацию , больной должен его как раз съесть.
         

     

                       

           
(Продолжение следует)
Subscribe

  • Майское

    Хорошо в деревне в Мае. Дед идёт слегка хромая. Птиц щебечет, слышен мат Мент спешит, чему-то рад Всюду русский дух суровый Вдалеке мычат коровы…

  • Это только у меня?

    Что случилось с ЖЖ? Я не вижу не одной новой записи со вчерашнего дня.

  • Лучшая книга - это "Книга о вкусной и здоровой пище"

    Спрашиваю вчера свою дочку:" А какая твоя любимая книга?" Она, морщится, пытаясь вспомнить название: "...book about onion...(книга про…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 48 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Майское

    Хорошо в деревне в Мае. Дед идёт слегка хромая. Птиц щебечет, слышен мат Мент спешит, чему-то рад Всюду русский дух суровый Вдалеке мычат коровы…

  • Это только у меня?

    Что случилось с ЖЖ? Я не вижу не одной новой записи со вчерашнего дня.

  • Лучшая книга - это "Книга о вкусной и здоровой пище"

    Спрашиваю вчера свою дочку:" А какая твоя любимая книга?" Она, морщится, пытаясь вспомнить название: "...book about onion...(книга про…