Andrey Krasnov (grigoriyz) wrote,
Andrey Krasnov
grigoriyz

Раннее детство. Часть 8.

   А в 5 лет я ездил с мамой в Пирятин полтавской области (Там ,если просишь что-то уж очень крутое и нереальное, говорили "Здесь тебе не Москва и не Полтава!").  Тогда я впервые ехал в купе "ночным" поездом. Но в то время я это как-то не очень оценил. Ехать оказалось долго и скучно. Периодически я спрашивал маму "Когда будет Украина?" и какой-то молодой мужик мне неизменно тупо отвечал "Это уже Украина".  Рядом внизу вместе с нами оказалась пожилая полная женщина лет эдак пятидесяти. На какой-то станции она вышла и купила варёной кукурузы. Один пачаток дала мне и это было вкусно. В благодарность я ей спел нашу "садовскую-лагерную" песню  "Арджак схватил бутылку и замахнулся ей, но в грудь ему возилось семь финок пять ножей".  Кстати, я эту песню больше нигде не слышал. Может её местная учительница музыки сама сочинила?  Женщина моей песней была очень впечатлена и спросила маму: "В садик ходит?"
     Украинская природа много богаче российской. За окном летали разные странные птицы - аисты, коршуны. Я всё спрашивал их названия. Мама мне до сих пор вспоминает эту поездку как подвиг, хотя я в этом ничего особенного не вижу: ребёнком я был послушным и покладистым.  Однако там возникла проблема: когда мы приехали, нас никто не встречал, хотя мы договаривались со знакомыми знакомых. В общем пришлось маме ориентироваться на ходу.  Вот там я впервые услышал другой язык. Какая-то женщина на улице среди деревянных хаток-мазанок разговаривала непонятными словами и мама её понимала.  Женщину эту звали тётя Маруся Пономаренко.  Мама потом переписывалась с ней лет двадцать, пока не получила письмо от её дочери, с сообщением, что тётя Маруся умерла. Хорошая была женщина , присылала нам потом в Москву посылки со всякими сладостями и самогоном. Но самогон мой отец не пил. Он вообще пить никогда не любил. А зря: очень помогает жить!
   
    В общем поселили нас у тёти Поли, которая делала вкусные вареники.  У неё был сын, учившийся в городском техникуме и приехавший на каникулы. У сына был магнитофон. Позже выяснилось, что деньги на магнитофон он украл у родственников, у которых проживал в городе. А ещё на окне у тёти Поли стояли цапли сделанные из водочной пробки и спичек.  Язычок пробки изображал шею с головой, сама пробка была туловищем ,ну а спички соответственно ногами. Где-то через месяц к нам приехал папа и мы переехали в другой дом. Чем-то тётя Поля моим родителям не понравилась. Ещё ,помнится, родителей там тётя Маруся пригласила на свадьбу сына. Все сидели за длинным деревянным столом перед домом и пили самогон. Но всё было чинно.
             
   Там была речка и народ валялся по простенькому пляжу. Я уже с речкой кое-как освоился в летнем детском саду в Болшево, а потому не так боялся. Да ещё мама мне дала какой-то круг.  Там были стрекозы, я их до этого никогда не видел, только бабочек. Стрекозок можно было легко поймать соломенным картузом с козырьком. Это было развлечением. Но главным развлечением оказались ужи с жёлтыми "ушками", которые правда воняли.
             
    Где-то там ещё был "культурный парк по над речкою" и там со сцены в какой-то праздник пели песни. Запомнилось "И в Восточном полушарии вижу я сапог Италии", а ещё "Где-то на белом свете , там где всегда мороз". Это был уже 1967 год, на следующий год после выпуска фильма "Кавказская Пленница".
                   
   Обедать мы ходили в столовую где-то в центре города. Ездили туда на старых дребезжащих автобусах ,воняющих соляркой. Но столовая была знатной: там подавали мясо в глиняных горшочках.  Там я увидел человека , у которого руки были только до локтя. Он этими культями ловко управлялся, поглощая пищу. Я сперва решил, что он пьяный и засмеялся, но отец мне объяснил. В этой же столовой я впервые попробовал со стола горчицу: пробрало до слёз. А рядом со столовой располагался рынок, где можно было купить что-то вкусное на ужин.
                   
     Когда мне было уже 6 лет (то есть следующим летом) мы с родителями ездили в Новогород Северский (кажется вотчину князя Игоря). Как говорили местные жители "По над Днепром".  Мы жили в какой-то старенькой хатке ,где хозяйкой была "бабка Смолячка".  Бабке этой ,наверное, тоже было как мне сейчас, но казалась старой: сельские жители вообще рано стареют. У Смолячки на шее виднелись два деревянных креста, но икон в доме не помню.  На заднем дворе она регулярно варила самогон, что в советские годы было строго запрещено законом.  Бабка меня часто спрашивала "Гриша, хочешь игрушки?", Родители тут же бытренько за меня отвечали "У него есть свои!". Но позже поняли ,что имелись в виду "грушки".  За забором играли местные ребята. Один парнишка всё время повторял какую-то дурацкую присказку "Генерал - полковник Игорь Сарафан".  Я у местных вызывал интерес, они меня спрашивали "Гришка, а ты порасёнка бачил?".  Я спокойно отвечал "Как же не бачить? Бачил".  Кстати, был там один парень, которого звали "Парася" - он всегда был какой-то грязный. Однажды этот Парася мне огрызком в лоб залепил больно, а я его не догнал, чтобы рассчитаться. Правда потом он меня к себе домой пригласил и я был удивлён ,увидев в деревянном домике полированный гарнитур.
               
    На Днепре отец впервые (под руководством какого-то милого местного мужичка) начал ловить рыбу. Сперва никак ничего не мог поймать. И какя же была радость, когда однажды мы с мамой пришли к нему на берег, а в его целлофановом пакетике  металась пойманная рыба.
                   
   Ещё нас как-то водили по раннему утру в лес на другую сторону Днепра. До сих пор не могу понять зачем по грибы надо идти ранним утром . Типа : "Деньги любят тишинУ?".  Водил нас какой-то дед , среди прочего я увидел окопы ,оставшиеся с войны.
                 
   Но самой большой достопримечательностью была красивая жёлтого цвета с гербами триумфальная арка, стоявшая в центре города. Там ещё был кинижный магазин с открытками и отделение милиции. Однажды мы увидели как из этого отделения выбежал мужик в растёгнутой белой рубашке, а за ним вдогонку неслось несколько милиционеров.
               
     Но перед самым отъездом, родители со Смолячкой поссорились:  та вдруг стала просить за наше проживание 40 рублей вместо изначально договорённых 25-ти. Уже не помню чем она это аргументировала.  Родители ей дали 25 рублей и мы уехали.  Когда мы с мамой вспоминали эту историю лет эдак через 30 , она вдруг сказала: "Зря мы так поступили: не надо было с какой-то бабкой спорить. Надо было ей дать сколько просила".
             
           

             

                     

               
(Продолжение следует)
Subscribe

  • Отдых в Нью Джерси - 2.

    Весь набор магазинов и едален на набережной был довольно стандартным. Но по сравнению с Ocean City (Океанский город) в Мэриленде здесь не было…

  • Отдых в Нью Джерси.

    Есть у нас в семье традиция: как некоторые 31-го Декабря ходят в баню, так мы всей семьёй за неделю до начала учебного года отправляемся на океан.…

  • Выход в баню (Окончание)

    Потом давние знакомые начали звать в политику: им были нужны свои люди на серьёзных местах. Гари сперва категорически отказывался, но потом понял,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 66 comments

  • Отдых в Нью Джерси - 2.

    Весь набор магазинов и едален на набережной был довольно стандартным. Но по сравнению с Ocean City (Океанский город) в Мэриленде здесь не было…

  • Отдых в Нью Джерси.

    Есть у нас в семье традиция: как некоторые 31-го Декабря ходят в баню, так мы всей семьёй за неделю до начала учебного года отправляемся на океан.…

  • Выход в баню (Окончание)

    Потом давние знакомые начали звать в политику: им были нужны свои люди на серьёзных местах. Гари сперва категорически отказывался, но потом понял,…