Andrey Krasnov (grigoriyz) wrote,
Andrey Krasnov
grigoriyz

Category:

Выход в баню (Окончание)

    Потом давние знакомые начали звать в политику: им были нужны свои люди на серьёзных местах. Гари сперва категорически отказывался, но потом понял, что без этого уже нельзя: могут и вытеснить отовсюду, если ты не при власти.

    К осени ему быстро раскрутили предвыборную компанию, организовали там даже какой-то штаб, члены которого Гари никогда вживую не видели, но активно его кандидатуру продвигали. Выиграл он легко: опять помогла внешность тихого доброго интеллигента. За таких тогда даже рабочие голосовали, веря что культурные люди вот не обманут.
             
    Место в Думе ему сперва показалось очень непривычным: он с комсомольских времён нигде не заседал. Но потом увидел много знакомых лиц, включая тех, кого узнал от телевизора.  Все (в независимости от партийной принадлежности) там были как бы свои.  Удивило как один известный всей стране певец вдруг окликнул его как старого знакомого:  "Игорь Николаевич, мы можем с Вами сейчас кое о чём переговорить?".  А потом уже, отведя в сторонку, доверительно обратился: "Гари, мы тут решаем один вопрос. Вы к нам не присоединитесь?".
         
     Разглядывая зал, Гари определил в одном вальяжном господине  братка, лет 20 назад грозившего ему утюгом. Тот его тоже признал и приветливо (как старому знакомому) помахал издали рукой. И уж совсем как-то странно оказалось вскоре поиметь депутата-спортсменку, за выступлениями которой следил на прошлой Олимпиаде. Она уверяла, что слышала о нём ещё в детстве. Но похоже с кем-то путала.
                     
       Через несколько лет Гари избрали председателем какой-то комиссии.  К его ужасу заместителем назначили известного депутата из рабочих Степаныча.  Гари с ним никогда до этого не сталкивался, но Степаныча часто показывали в Новостях как зачинщика драк во время заседаний. Степаныч был высоким, лысым с большими бровями и чем-то напоминал Шрека.  Он вдруг сразу подошёл к Гари, протянул большую руку и весело сказал: "Я о Вас, Игорь Николаевич, премного наслышан ,а теперь рад наконец познакомиться лично!". Неожиданно в жизни он оказался совсем другим, чем по телевизору:  весёлым, добрым и даже начитанным. И они вдруг быстро стали почти друзьями. Вечером после заседаний Степаныч его часто окликал "Гарик!" и показывал зазор между большим пальцем и мизинцем. Они шли к Степанычу в кабинет и тот там по хозяйски резал колбаску, строгал бутерброды и наливал полные стаканы.  Много они никогда не пили: не за этим собирались. А вот говорили "за жизнь" действительно много, сидели иногда часами. Однажды Степаныч сказал: "Знаешь, Гарик, ты тут единственный хороший мужик!".  И Гари тут же вспомнился Боцман из детства: "Я вижу ты - пацанчик правильный!". И стало очень приятно.
                             
      Но потом партия , в которой состоял Степаныч, его на новые выборы не выдвинула: видимо им не нравилось, что он слишком много обо всем думает. Степаныч попробовал баллотироваться одномандатником, но тоже не прошёл. Были у него ещё другие замыслы, но стало вдруг подводить здоровье. Взяли сперва в больницу на операцию, потом оторвался тромб и нет человека. Хоронили на большом, но не почётном кладбище и пришла лишь горстка людей. Зато людей достойных. Гари среди прочих увидел старую балерину, она, уловив его взгляд, вежливо кивнула. И вдруг ему захотелось быть похороненным вот также, рядом со Степанычем, а не на официальном кладбище, и чтобы люди провожали такие же достойные.
                               
    По штату полагалась помощница (ну или помощник: дело вкуса). Её Гари подбирал откровенно: должна была быть ухоженной , привлекательной и толковой. В общем женщиной, с которой можно будет делить рабочий стол и кровать. Через некоторое время нашлась молодая замужняя дама с хорошим образованием.  Когда случился первый раз, помощница цинично спросила: "Глаза закатывать?". Она в итоге стала как бы его боевой подругой. Многие вопросы умела решить не беспокоя хозяина. Давала вовремя нужную информацию. Участвовала в важных приёмах (Рита категорически не хотела появляться на людях, у неё была своя научная жизнь), вытаскивала из затянувшихся праздников.  Люди непосвящённые иногда принимали её за жену.  Гари удивился, когда один важный полицейский чин ему, лукаво подмигнув, сказал: "А я Вас в выходные с какой-то другой барышней видел, рыженькая такая. Шалунишка Вы ,однако!".
                             
    Гари часто задумывался: А Рита знает, что он ей изменяет? Наверное знает, но её как бы всё устраивает. У неё там своя кафедра, статьи, аспиранты, лекции.  Ну то есть налаженная устроенная жизнь, подкрепляемая им финансово.  Гари тоже всё это устраивало. Он сперва расстраивался, что нет детей, а потом как-то свыкся с ситуацией: ну нет и нет. Вот только Улю очень жаль.
                           
    Выглядела Рита всегда хорошо, за собой следила. Издали ей можно было дать много меньше лет. Вечерами и по выходным она рассказывала ему о науке и он даже ещё чего-то понимал. В итоге она выпустила книгу и защитила докторскую. Правда приборы в их лабораторию покупал Гари за свои деньги:  у института средств не было.
                       
     Подходил его 60-летний юбилей. Изначально Гари ничего не хотел справлять. Он вообще не привык праздновать дни рождения: этот день почему-то всегда выпадал на лето, а летом как-то всем не до того.  Но вдруг все вокруг ему стали об этом напоминать. Он сперва отшучивался. Но, когда однажды позвонил по какому-то делу "городничий" и в конце намекнул на то, что ждёт приглашения, Гари понял ,что ему в этот раз не отвертеться.
                         
    Всеми приготовлениями ,естественно, занималась помощница.  Заказали какой-то спец зал, сделали и разослали пригласительные, наняли известных певцов.  В итоге всё прошло на высшем уровне. Именинник расположился посреди стола, по одну сторону от него сидела Рита, по другую помощница.  И Гари как-то странно себя почувствовал, хотя это его и не смущало. А распутное детство шепнуло: "Надо же: сижу между двух своих пё*д!". Но вслух ничего говорить не стал.
                 
      К юбилею Гари ещё чем-то там таким четвёртой степени наградили от правительства. И все в своих речах это припоминали.  И всё было очень красиво.  А один какой-то старый уже и лысый человек в своей речи вспомнил как они с "тогда ещё Игорьком" работали в райкоме комсомола.  И как они однажды все вместе пошли в пивной бар и там началась драка. И как его поразило, что "Игорьёк" ,который должен был первым убежать, вдруг спокойно снял очки, отложил их аккуратно в сторону и пошёл всех вокруг месить. Закончил свою речь "комсомолец" уж совсем странно: "А знаете почему у Игорька всё и всегда получается? Потому, что он - прирождённый авантюрист!"
                   
    Гари вдруг с удивлением обнаружил, что все эти люди его даже как-то по своему любят. Не друзья они ему ,конечно, но он чем-то близок, что-то напоминает, с ним им иногда бывает весело и уютно.
                   
    С годами всё как-то стало становиться стабильным, а от того скучным. Гари вдруг  начал замечать, что за жизнь свою абсолютно не держится и молодым ни в коей мере не завидует. Но своё положение в обществе он очень ценил, а за него периодически приходилось бороться. Вот он и боролся.
             
    Однажды уже в Пятницу вечером позвонил ему напрямую один серьёзный чел из основной депутатской фракции и под конец предложил : "Игорь Николаевич, а не хотите сегодня со мной в баню? Девочки и алкоголь за мной!".  Гари посмотрел на  уныло падающий за окном  снег и неожиданно для самого себя отозвался: "А с удовольствием!".
       
Tags: выходвбаню
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 70 comments