Andrey Krasnov (grigoriyz) wrote,
Andrey Krasnov
grigoriyz

Categories:

БАЛЛАДА О ДЕТСТВЕ (Воспоминание о Конькове-Деревлёве).

Думается, что единственно кому из всех моих ЖЖ френдов может быть интересно сиё повествование - это френду </a></b></a>lawyer_x , а потому пусть всё это ему и посвящается :) Ну а ещё, конечно же, моим родителям, без которых всей этой истории и не было бы:)

"В 60-е годы 20-го столетия большая стройка развернулась на месте деревень Беляево, Богородское, Коньково и Деревлево. Здесь предстояло построить жилой массив на 150 тыс.жителей - по сути дела, большой современный город со сложной системой транспорта и снабжения. Это был один из важных плацдармов наступления полносборного домостроения, которое разворачивалось тогда по всей столице.
....................................................................................................
Одним из передовиков строительства Конькова-Деревлева была бригада СУ-60 треста Моссантехстрой-1 под руководством Н.М.Сосновского. Этот коллектив выполнил восьмую пятилетку за три года, систематически достигая выработки 173 процентов нормы в смену. Только в 1968 г. бригадой было получено 13 тыс.руб. чистой прибыли. Работая на строительстве 6-го микрорайона Конькова-Деревлева, Н.М.Сосновский и его товарищи выполнили норму на 200 процентов. В течение дня 3 человека установили газовые плиты во всех 98 квартирах 14-этажного корпуса."
Из Летописи строительства Конькова-Деревлева

Я родился и рос до семи с половиной лет в самом центре Москвы,
недалеко от станции метро Крапоткинская. Где-то лет с трёх-
четырёх родители выучили меня знать наизусть свой адрес ,а потому
я помню его до сих пор : "Савельевский переулок, дом девять,
квартира двадцать два". Переулок уже сменил название ,но детская
память крепкая и я всё ещё помню его именно под старым именем.

С одной стороны там было хорошо: запах лип в близлежащем саду
около дома с колоннами (откуда ,открывая окна ,фыркали на меня
злобные жильцы), прогулки с папой пешком до кремля (Царь Пушка,
Царь Колокол ,внутрь которого тогда ещё можно было залезть, ибо
не было ещё загородительной сетки ), возле бассейна Москва
(где ныне стоит копия Храма Христа Спасителя ) с его голубой
хлорной водой, танки проходящие через набережную на парад
(до сих пор из-за этого люблю запах выхлопов солярки ), салюты
почти перед тобой и много другое.

А с другой стороны коммуналка, один туалет и ванна на четыре семьи,
общая кухня , крохотная комнатка ,разделённая перегородкой ( с одной
стороны перегородки жила моя бабушка ,а с другой мы с
родителями ) и так далее ...

Через какое-то время родители задумали занять денег у всех,кого
они хоть раз в жизни видели, но купить себе новую квартиру, так
как в организации моей мамы (Энергетический институт им.
Кржижановского, а короче ЭНИН ) организовался кооператив по
постройки дома.

Хорошо помню как родители просто мечтали о том времени, когда
они наконец-то переберутся в новую ОТДЕЛЬНУЮ квартиру. Помнится
даже как папа принёс по каким-то рабочим делам домой печатную
машинку и мама ,вставив в неё листок напечатала: "Хочу квартиру
новую в Коньково-Деревлёво".
Как потом выяснилось, Коньково и Деревлёво были названиями
деревень, на месте которых должны были быть возведены новые дома.
Тоже самое несколькими годами раньше произошло с деревнями Беляево
и Богородское: там вырос новый сплошь пятиэтажный район Беляево-
Богородское ,который много лет спустя разместил в себе большущий
по тем временам кинотеатр "Витязь", а затем и метро под кратким
названием "Беляево". О Беляеве-Богородском я знал потому ,что
у мамы там жил один из сотрудников и он как-то несколько раз
приглашал нас съездить на лыжах в ближайший лес.

Несколько раз мы втроём (родители и я) ездили к месту
нашего будущего дома. Вспоминается как шли мы мимо нескольких
деревень. Настоящих деревень: с деревянными домами ,колодцами,
курами ,лающими собаками. Картина представлялась мне очень
живописной ( я ещё не знал сколько крови мне попортит подрастающее
поколение этих домов ,оказавшееся в ближайшем будущим моими
одноклассниками ).
В первую нашу поездку мы не нашли даже фундамента нашего
дома. Правда нам показали фундамент подобного дома
ни в далеке какие-то рабочие. Во второй раз мы уже даже могли
войти в нашу будущую квартиру : это была ещё необработанная
коробка ( В какой-то момент на собрании кооператива была
жеребьёвка и мама вытянула третий этаж ).

В квартиру родители и бабушка въехали где-то в Августе 1969 года
без меня ( я был в это время в последний раз перед школой в летнем
детском саду ,где умудрился заболеть воспалением лёгких ). Когда
я туда приехал, то всё вокруг казалось просто сказкой: новая ,ещё
пахнувшая извёсткой и обойным клеем ОТДЕЛЬНАЯ квартира, где вокруг
были только члены моей семьи, прямо к дому подступало поле по краям
которого тянулся тогда ещё достаточно густой лес и почему-то запах
костров повсюду.
Однако добираться до новой квартиры было не так уж и легко :
от метро "Калужская" (не теперешняя станция с коричнево-фиалетовыми
столбами многогранниками ,а та надземная ,которая сейчас используется под
дэпо ) надо было ехать автобусом маршрута 214 пять остановок.
Когда мы ещё только переехали ,наша остановка была самой последней
и называлась загадочно : Продмаг (Никаких магазинов тогда в округе
не было. Продуктовый ,парикмахерская , прачечная и прочие мелкие
услуги располагались в построенных в нашем микрорайоне номер 6
несколько ранее пятиэтажках, и ютились в простых квартирах ).

Остановка распологалась на улице Введенского. Чтобы пройти
к нашему дому надо было пойти перпендикулярно этой улицe мимо
пятиэтажных домов ,спустится с глиняного холмика и очутиться
перед четырьмя слепленными между собой четырнадцатиэтажными
домами. Самый крайний слева был наш дом 26 Г , жили мы на
третьем этаже двухкомнатной квартиры номер 311 . Маленькая комната (кажeтся
9 квадратных метров ) была родительской ,а большая ( 18 квадратных
метров ) наша с бабушкой. В большой комнате и на кухне были
балконы (что было для меня чем-то абсолютно новым!). Телефона
в квартире не было , но на площадке между вторым и третьим этажом
был телефон-автомат. На каждом этаже было, кажется по шесть квартир: три слева и
три справа (причем и слева и справа были двери,ведущие в общий
корридор к этим квартирам )

Ещё одной достопримечательностью был лифт (в нашем доме
в центре Москвы лифта не было и приходилось подниматься пешком
до пятого этажа ). А как-то один мальчишка на пару лет
старше меня показал мне как сбегать с 14-го этажа до
первого и я увидел,что на верхних этажах между этажами
лестница проходит через лоджию.
Такие же в точности слепленные по четыре четырнадцатиэтажных
дома были слева (отделённые от нас абсолютно новой 791 школой )
и справа ( позже между нами построили детский сад ,а ещё даже
ранее кирпичное здание общежития рабочих, которое запомнилось
мне громкой музыкой и бесконечными свадьбами ).

Всё было новым: и квартира , и жизнь школьника новой школы,которая
предстояла мне через пару недель.

Наша совершенно новая школа была полной копией той ,которая
показывается в фильме "Доживём до Понедельника" (это был типовой проект,
забавно то, что и дети моих одноклассников тоже учатся или учились в таких точно школах)
Первого Сентября я одел свою новенькую ( светло серую
тогда ещё ) форму с белым подворотничком , нацепил на плечи
большой бардовый ранец и мы всей семьёй отправились на школьный
стадион ,где чевствовалось открытие школы.



Моей первой учительницей была пожилая уже женщина (смешно
говорить ,но она была всего года на 3-4 старше меня
сегодняшнего:) ) по имени Роза Абрамовна. Была она хорошим
рассказчиком ,обладала большим педагогическим опытом ,а потому
периодически срывалась на крик. Мне она не понравилась сразу же
(ибо ещё на стадионе во время праздника она на меня успела
цикнуть ) ,но ,как выяснилось несколько позже,она была самой
хорошей учительницей за все 10 лет школы.
Больше всего в первые дни школы мне почему-то запомнился запах
сосисок и желудёвого кофе, который из буфета разносился по
остальной части здания. Причём наши буфетчицами были персоны
весьма экзотическими : на руках у каждой было выколото их имя
(Очевидно ,чтобы детям было удобней ). Они все проработали в нашей
школе года- полтора ,а потом благополучно исчезли (очевидно в теже
места из которых они и появились).

А ещё в первые же школьные дни я вместе со своим одноклассником
Серёжей Мальковым умудрился потеряться. Куда-то мы с ним вдвоём
(по его причём инициативе) спустились вниз ,а найти свой класс
уже не могли. Пришлось просить помощи у старшеклассников.
Когда меня потом спросила мама зачем же я пошёл за Мальковым
я ответил: "Я думал он - самостоятельный!" (Так как сам в то время
явно самостоятельным не был )


Писали мы тогда уже не перьями ,макаемыми в чернильницу,а
"самопишущим пером" , то есть в ручку ,которая предварительно
заполнялась чернилами из чернильницы (там было такое
безхитростоное устройство наподобии пепетки ). Главной
задачей в течении процесса заполнения было не вымазаться
в чернилах с ног до головы.

Ещё запомнилось, что за ближайшем от моего дома углом
старшиклассники курили. Удивительно ,что 8-9 лет спустя
я сам буду курить за точно тем же углом такой же по планировке
школы. Странная ,однако, традиция.

А ещё мне очень нравилась одна рыжеволосая девушка из
старших классов. Думаю, что она была девятеклассницей,
так как носила комсомольский значёк,а девятый класс в
нашей школе в том году был последним (В комсомол вступали
с 8-го класса,а до этого с 4-го по 8-ой класс носили
пионерские галстуки ). Она была стройной, весёлой и
улыбчивой.

По окончании первого класса я получил похвальную
грамоту ,что для меня было ,наверное, первым серьёзным
достижением. Но даже большее впечатление на меня
произвело вступление в октябрята: это было чем-то
совершенно особенным! Да и звёздочка у меня была
необыкновенной: плстмассовой из прозрачного красного
стекла, с настоящей фотографией маленького Ленина по
середине (а не металлическая как у всех!). А ещё через
некоторое время меня даже выбрали командиром звёздочки
и я носил на рукаве формы маленькую красную звезду.

Ученики в нашем классе были вроде бы и неплохие ,но как-то мне
с ними было скучно. Мне тогда очень хотелось найти другда , с
которым бы мы были не разлей вода. Но таких как-то вокруг не
находилось.
Ребята в классе в основном учились хорошо. Хотя учёба чётко
коррелировала с проживанием: ребята из кооперативных домов учились
откровенно лучше ребят из пятиэтажек.
Два "пятиэтажных" мальчика - Ваня Постников ( который запомнился тем ,что в
первый же день учёбы его увезли на скорой с подозрением на
сердечный приступ ) и Вася Маевский ( худой недоросток ,на
волосам которого мать пробовала краску ) остались в первом же
классе на второй год.

В наших четырёх слепленных четырнадцатиэтажных домах жило несколько
моих одноклассников: Коля Быташов (сын фотографa какого-то
спротивного журнала ,а потому его фотография красовалась на обложке
одного из номеров ), Марина Белецкая ( у которой была очень молодая
мама ,а потому она всегда жила с бабушкой врачём и дедушкой -
профессором ) , Серёжа Острецов ( интеллигентный хулиган ,живший
с маетерью-библиотекарем ) и Серёжа Мальков ( непонятно как
затесавшийся в эти дома ибо родители его были простыми советскими
людьми ). А ещё прямо в моём доме жил мальчишка, учившийся
в паралелльном классе ,со звонкой фамилией Варашилов (как ни странно
не помню его имени ). Вот именно с ним-то мы впервые и покурили.
Причём не удовлетворившись "бычками", мы (набравшись необыкновенной
наглости) пошли спрашивать у прохожих: "У вас нет закурить?".
Прохожие лишь улыбались, но какой-то дед около нашего подъезда
отнёсся к этому вполне серёзно и стал нам читать лекции. Я
(будучи мальчиком бесхитростным) тут же сообразил ,что надо идти
домой ,а мой приятель Варашилов зачем-то остался беседовать с дедом
дальше. В итоге дед его и "сдал" подошедшему к дому отцу.
Несколькими часами позже в двери нашей квартиры раздался
одиночный звонок (свои звонили дважды ,а потому я сразу же
забеспокоился ) и на пороге квартиры появилась мама Варашилова с
самим Варашиловым (Не беспокойтесь не с Климентием!). Стало
ясно ,что сын меня "сдал" по эстафете.
С тех пор я на всю жизнь возненавидел неожиданные звонки.

А ещё нигде тогда ещё не было асфальтовых дорожек. А при
том ,что почва в Коньково была глинистая, пройти там после
дождя иногда бывало не так уже и просто. И как-то раз меня
"засосало": стою я посреди всей этой вязкой глины в сапогах,
и выбраться не могу. А ребят ,которые со мной играли ,естественно,
как ветром снесло. Мама моя это увидела ,вышла на балкон и
окликнула одного из ребят, бывших со мной: "А что там с Гришей
случилось, почему он там стоит??". А тот спокойно ответил: "Да его
засосало!".
В итоге меня вытащил из этой глины какой-то дядька-мотоциклист.
(А я потом часто со скрытым злорадством наблюдал из окна как
на пригорке напротив засасывало даже взрослых людей и они потом
долго мучались прежде чем выбраться )

А ещё перед самым лесом (там где сейчас проложили дорогу)
были овраги. И мы с Серёжей Острецовым, начитавшись "Тома
Сойера" называли их катакомбами. Как-то раз мы в этих "катакомбах"
нашли какие-то странные заржавевшие уже металлические листочки
(как листочки деревьев) ,когда я показал их бабушке ,она сказала,
что это листочки от венков на могилах. Очевидно строительная
площадка нашего дома находилась на кладбище ,которое было
уничтожено.
Наши дома обслуживал слесарь-водопроводчик усатый дядя Жора.
Иногда он забывал закрыть дверь подвала и мы с Острецовым с
радостью туда забирались.
Но всё равно было как-то скучно.

Зимой мы часто ходили с родителями на лыжах в лес. Если пройти
всё поле, дойти до опушки леса и пойти по просеке, то можно было
дойти до новостроек Чертаново (наверное тоже название деревни,
стоявшей на этом месте) ,а если сразу же пойти в лес ,стоящий
справа , выйте тропинкой к лысой горе , пройти через овраг и
взять ориентир направо ,то доберёшься до санатория "Узкое".
Летом можно было увидеть белок ,послушать соловья, увидеть
лося и даже найти грибы.Осенью лес "горел" всем многообразием
осенних красок. После жизни возле Кремля это было большой экзотикой.

Однако уже через год-полтора моя мама стала говорить ,что
ей "надоело это грязное Коньково", квартира стала казаться
уже вовсе ни такой уж большой и удобной и мои родители затеяли
процесс обмена.
Короче ,когда я уже заканчивал второй класс (где-то в Апреле)
мы переехали в трёхкомнатную квартиру и в третий класс я пошёл
уже в 793-ю школу соседнего микрорайона. Но это уже совсем другая
история.
Subscribe

  • 23 Февраля.

    Всех причастных и деепричастных с Праздником! Я с армией достаточно крепко связан, хотя и не в прямую. Мой дед Анатолий Александрович Сахаров был…

  • День Рождения Вики.

    Вчера у младшей дочки Вики и младшей внучки Люси был день рождения. И обеим исполнилось по 6 лет. Не знаю как Люся, а Вика разбудила нас уже в 8…

  • В этот день 5 лет назад

    Этот пост был опубликован 5 лет назад!

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 42 comments

  • 23 Февраля.

    Всех причастных и деепричастных с Праздником! Я с армией достаточно крепко связан, хотя и не в прямую. Мой дед Анатолий Александрович Сахаров был…

  • День Рождения Вики.

    Вчера у младшей дочки Вики и младшей внучки Люси был день рождения. И обеим исполнилось по 6 лет. Не знаю как Люся, а Вика разбудила нас уже в 8…

  • В этот день 5 лет назад

    Этот пост был опубликован 5 лет назад!